От стритфуда до бродячего цирка. Как общество Free Riga возвращает жизнь в заброшенные кварталы Риги

Когда-то на этом месте между улицами Миера и Бривибас была база санитарного транспорта. Потом территорию забросили, а здания пришли в запустение. Но теперь Tallinas ielas kvartāls превращается в настоящий городской оазис, собирающий ценителей искусства, представителей разных субкультур и просто активных жителей Риги. Delfi рассказывает о том, как проект Free Rīga возвращает в такие места жизнь.

Здесь уже проводили фестиваль бродячих цирков, "Четверги современного искусства", Праздник стрит-фуда и многое-многое другое. Автором и вдохновителем развития этого объекта стало общество Free Riga House Guardians и его дочернее предприятие, которое вот уже почти шесть лет занимается тем, что оживляет в столице пустующие здания. Так пустые помещения, в которых лишь гулял ветер и пылилась старая мебель, превращаются в центры культурных инициатив, арены для смелых творческих экспериментов или уютные кафе.

Причем, затраты на это минимальны, а в выигрыше остается и владелец здания (помещения не простаивают и он получает налоговое послабление), и резиденты — пользователи пустующих помещений, которые находят возможность найти площадку для развития своих идей. То есть получается, что основная функция Free Riga — это посредничество между владельцами недвижимости и временными пользователями.

Как все начиналось?

Все началось в год, когда Рига готовилась получить статус Культурной столицы Европы. Как рассказал куратор проекта Tallinas ielas kvartāls — художник Каспарс Лиелгалвис, в преддверии такого важного для всей Латвии события вдруг стало ясно, что культурных мероприятий и проектов с участием деятелей искусства запланировано много, а места для их проведения не хватает.

"Так появилась идея поискать место для творческих площадок среди пустующих в Риге зданий. Как мы знаем, после кризиса 2008 года у нас появилось много пустых домов. Кто-то переезжал за город и сбегал от шума мегаполиса, кто-то уезжал за границу. И мы задались вопросом: почему бы не использовать эти пустующие помещения?" — задается вопросом Каспарс Лиелгалвис.

В далеком 2006 году одним из первых проектов стал творческий квартал на Андрейсале, затем в 2008 году в заброшенных помещениях завода ВЭФ заработал Центр искусства Totaldobže, а когда закончился трехлетний договор с Андрейсалой, часть созданных там творческих инициатив переехала в заброшенные в то время помещения Спикери на Центральном рынке, и обосновались там, пока комплекс не закрыли на реновацию. После ремонта владельцы повысили арендную плату, поэтому всем творческим арендаторам пришлось снова искать новые помещения.

После 2013 года появились первые творческие территории Free Riga — на ул. Ликснас, 26, сад Зундас на ул. Уденс, D27 — на ул. Дзирнаву, 27, P11 — на ул. Пушкина, 11, который затем перерос в Квартал Ластадияс, присоединив еще три здания с ул. Тургенева.
"Мы решили попробовать договориться с владельцами пустующих домов, чтобы нам позволили временно предоставить эти помещения творческой молодежи без оплаты аренды. Мы сразу говорили, что нас больше интересует творческая, а не коммерческая составляющая. Мы являемся социальными предпринимателями. Начиная с 2013 года, на основе опыта временного использования зданий в других европейских странах мы учились и уже многого достигли в сфере превращения пустых домов в центры творчества. В основном, это некоммерческие проекты для художников, дизайнеров, музыкантов, театралов, танцоров и поэтов. С нами сотрудничают молодые предприятия, общественные инициативы, разные общества. У нас нет финансирования от самоуправления, поэтому мы зарабатываем себе на жизнь, частично используя помещения для коммерции. Нашу деятельность частично финансируют арендаторы и частично мы сами, сдавая помещения и под ведение коммерческой деятельности", — поясняет Каспарс Лиелгалвис.

От пустых зданий до культурных центров

По словам Каспара, многие из тех помещений, которые простаивали месяцы, а то и годы, требовали больших вложений. Надо было переделать их в безопасную среду, привести в порядок техническое состояние, обеспечить противопожарную безопасность.

"Использование пустующих помещений не так просто, как это может показаться на первый взгляд. Надо, чтобы в здании была возобновлена подача воды, канализация, отопление. Это требует своих затрат. Мы все время находимся в процессе поисков, чтобы не только найти место, но и понять, для кого оно может пригодится", — объясняет один из руководителей Free Riga.

Каспарс рассказывает, что Общество договаривается с владельцем использовать временно пустующую собственность для общественного блага, помогает улучшить техническое состояние объекта, находит жильцов, предоставляет пространство для мастерских, мероприятий, офисов, жилых помещений и т. д. Обычно имеет смысл заключать аренду на три года и дольше, но если потенциальным резидентам нужна временная площадка под конкретный проект, то можно и на несколько месяцев.

"Мы уже смогли себя хорошо зарекомендовать, поэтому владельцы пустующих объектов находят нас сами. С первым домовладельцем мы познакомились в 2014 году на дискуссии о том, как преобразить город, как оживить пустующие помещения, которые мы перенимаем во временное пользование. Чтобы разработать модель, которая бы идеально подошла контексту Риги и вписалась бы в нашу концепцию, мы продолжали ездить и учиться у наших коллег в Германию, Францию, Бельгию, Голландию, где исторически такой вид аренды очень разнообразен. Мы не можем просто перенять здание и делать, что нам захочется. Нам необходимо соблюдать нормативные акты Рижского строительного управления. Все объекты необходимо использовать по назначению. Мы и ранее сотрудничали с Департаментом имущества РД, а затем наладили и сотрудничество с Департаментом городского развития, а также с Департаментом образования, культуры и спорта", — поясняет Каспарс Лиелгалвис.

Взаимная выгода и развитие творчества

Со временем авторам идеи удалось создать собственную рижскую модель, которая смогла и учитывать пожелания потенциальных резидентов, и соблюдать при этом различные интересы владельцев временно пустующей недвижимости. Резиденты финансируют деятельность Общества, при этом некоммерческие арендаторы платят за использование помещений меньше, а коммерческие — больше, затем сами его ремонтируют и переделывают под свои нужды. При этом не остаются в накладе и владельцы, поскольку, по правилам Рижского самоуправления, если собственность используется в общественных интересах, обладатели недвижимости получают 90% налоговую скидку.

"Если говорить о Tallinas ielas kvartāls, то это такой пример некоммерческого и коммерческого. Благодаря коммерческим клиентам мы можем интенсивней развивать наше направление", — говорит Каспарс Лиелгалвис.

Что нужно, если вы человек творческий, желающий реализовать свои идеи и ищущий себе площадку для самовыражения. Нужно зайти на домашнюю страницу Free Riga и заполнить анкету, какое помещение вы ищите и для каких целей. Если на данный момент у Общества нет подходящего варианта, при появлении нового зарегистрированного на странице пользователя сразу же известят о появившейся возможности.

"Бывает так, что человек ищет себе просто помещения, а находит партнера, который тоже решил заниматься своей деятельностью в том же здании. И здесь я опять же вижу только плюсы, потому что из этого сотрудничества может получится новый интересный проект", — резюмировал Каспарс Лиелгалвис.


Кто такие социальные предприниматели и почему они нужны Латвии?

Может ли для предприятия быть что-то важнее прибыли? Может — если это социальное предприятие. В Латвии социальные предприятия поддерживают проекты благотворительных организаций, дают работу людям из групп социального риска, помогают людям с особыми потребностями и их семьям. О том, как и почему это работает, рассказывает директор Латвийской ассоциации социального предпринимательства Мадара Уланде (на фото).

Что такое социальное предпринимательство?

Обычный бизнес — это деятельность, направленная на генерирование прибыли, из которой собственник предприятия получает компенсацию за риск. Социальный бизнес — это тоже предпринимательская деятельность, которая при этом решает некую важную для общества социальную проблему. Помощь семьям в кризисной ситуации, преодоление социальной отчужденности различных слоев нашего общества, вовлечение в рынок труда тех, кого обычно не берут на работу — всем этим и многим другим занимаются наши предприниматели. Проблем в латвийском обществе более, чем достаточно, простор для деятельности — почти безграничный. Но не путайте социальный бизнес с благотворительностью: он тоже нацелен на заработок, просто этот заработок используется не для выплаты дивидендов.

Чем занимаются социальные предприятия?

Подробно о социальных предприятиях рассказывает сайт socialauznemejdarbiba.lv.
Например, магазины Otrā elpa принимают у людей ненужные, но качественные вещи, продают их, а всю прибыль и часть полученных таким образом вещей направляют на благотворительность.

Visi var организует мастерские для молодых людей с инвалидностью и продает через свой магазин их изделия, а доход использует для создания новых таких рабочих мест и благотворительности.

Общество Святого Луки помогает вернуться к нормальной жизни в социуме, предоставляя им работу и программу социальной реабилитации.

Центр культуры Kaņepes зарабатывает на баре и аренде помещений для мероприятий, а выручку тратит на приведение в порядок деревянного здания в центре Риги, организацию культурных мероприятий и заботится как может об Усть-Двинской крепости.

YourMove собирает информацию о хорошо оплаченных вакансиях в Латвии, помогает местным предприятиям связаться с уехавшими на запад соотечественниками и тем самым способствует реэмиграции.

Это только несколько примеров из множества (список социальных предприятий). Некоторые социальные предприятия возникли потому, что люди когда-то столкнулись с определенными проблемами, испытали боль, сумели ее преодолеть — причем, так, что их опыт оказался применим к другим людям в схожей ситуации.

Так, мама с ребенком с особыми потребностями организовала у себя в квартире группу для таких же мам, и со временем группа доросла до реабилитационного центра, куда приезжают со всей Латвии и даже из-за границы. Visi var — это продолжение общества Cerību spārņi, которое тоже организовала мама, обнаружившая, что предоставляемых государством и самоуправлениями услуг для семей, где есть дети с особыми потребностями, явно недостаточно, чтобы обеспечить им нормальную жизнь и удержать от сползания в группу риска.

У нас было несколько случаев, когда мы общались с опытными предпринимателями и слышали примерно такое: "Я себя уже обеспечил, хочу теперь сделать что-то значимое для общества, но чистая благотворительность мне не интересна. Я хочу по-прежнему задействовать свои навыки в бизнесе, но так, чтобы они целенаправленно помогали людям".

Но что получает такое предприятие взамен?

Закон предоставляет социальным предприятиям определенные бонусы — не очень больше, но это точно лучше, чем ничего.

Из налоговых льгот доступна только одна: такая компания фактически освобождена от налога на прибыль. Да, обычный бизнес сейчас тоже не платит налог, если реинвестирует прибыль в свое развитие, но у социальных предприятий налог не применяется и к тем расходам, которые вроде бы напрямую с хозяйственной деятельностью не связаны, но которые связаны с их социальной функцией.

Допустим, предприятие занимается трудовой интеграцией людей с инвалидностью и решает купить им новые коляски. Или организует лагерь для детей из кризисных семей. Обычное предприятие в таком случае скорее всего заплатило бы налог, потому что такие расходы не связаны с его хозяйственной деятельностью, социальное предприятие — нет.

Также социальные предприятия имеют право привлекать волонтеров. Конечно, не для управления предприятием и не выполнения основных функций — только для каких-то вспомогательных работ. Это дает им возможность не только привлечь дополнительные руки, но и рассказать через волонтеров о себе более широкой аудитории. Обычным предприятиям это категорически запрещено: они не могут привлекать кого бы то ни было без трудового договора.

Третий бонус: самоуправления не обязаны, но имеют право поддерживать социальные предприятия скидками на налог на недвижимость. Также самоуправления и госструктуры могут безвозмездно передавать социальным предприятиям имущество — например, предоставлять помещения или какой-то инвентарь.

И, наконец, главный бонус — он не прописан в законе, но он есть: гранты от Altum. Благодаря Европейскому социальному фонду действует специальная программа для социальных предприятий: от 5 000 до 200 000 евро в одни руки. Размер гранта (это не займы!) зависит от возраста и размера самого предприятия — претендента. И это точно хорошее подспорье для такого социально ориентированного бизнеса.

Конечно, не все этот комплект считают достаточным. Многие наши члены и те, кто только интересуются этой темой, говорят, что неплохо было бы дополнить его какими-то скидками на налоги на рабочую силу. И они правы. Особенно если предприятие дает работу людям из групп риска. Все-таки такие работники часто работают медленнее, чем обычные; если это люди с инвалидностью, им нужен ассистент, специально приспособленные помещения и рабочие места, они не всегда могут работать по восемь часов, чаще болеют…

Конечно, мы понимаем, что рассчитывать на льготы с "рабочих" налогов при нынешней политике не приходится. Но мы постоянно ведем переговоры с госсектором — посмотрим, куда это нас приведет.

Нужны ли еще какие-то "плюшки" для вовлечения в социальное предпринимательство? Наша задача сейчас — добиться, чтобы в полную силу заработал нынешний комплект, потом будем смотреть, нужно ли его дополнять. Конечно, мы были бы рады, если бы появился специальный инкубатор для социальных предпринимателей, потому что многим нужна нефинансовая поддержка: помощь менторов, консультации при составлении маркетингового плана. Но пока, судя по всему, некоторые из них неплохо вписываются в обычные инкубаторы при Латвийском агентстве инвестиций и развития. И это логично: социальное предпринимательство — это именно предпринимательство, а не благотворительность в чистом виде.

Кто может стать социальным предпринимателем?

В Латвии закон о социальном предпринимательстве появился весной 2018-го. В нем говорится, что социальное предприятие — это ООО, чья хозяйственная деятельность оказывает благоприятный эффект.

Чтобы получить статус социального предприятия, необходимо соответствовать нескольким требованиям. Во-первых, социальные цели должны быть прописаны в уставе предприятия. Во-вторых, участники должны подтвердить, что согласны претендовать на этот статус. В-третьих, такое предприятие не может пускать прибыль на дивиденды — ее можно использовать только для достижения социальных целей.

Важный момент: на практике часто сама основная деятельность социального предприятия помогает решить социальную проблему (например, упомянутое трудоустройство людей из групп риска ценно само по себе). В некоторых странах социальным предприятиям разрешают использовать для дивидендов небольшую часть прибыли — скажем, 20 процентов. Но в Латвии приняли политическое решение, что дивидендов не должно быть совсем. Но это не чисто латвийское изобретение: во многих странах подход к этому аспекту социального предпринимательства точно такой же.

То, что учредители не могут платить себе дивиденды, не означает, что они должны заниматься социальным бизнесом совсем даром. Социальное предприятие — это в первую очередь предприятие. Оно получает плату за свои товары, услуги, оно платит работникам зарплаты. И если финансовая ситуация позволяет, собственник может обеспечить себе нормальный доход через зарплату. То есть ограничение касается только дивидендов.

Четвертый критерий: у предприятия должен быть хотя бы один работник. Пятый — управление: в правлении или совете ООО должен быть хотя бы один человек из целевой группы или организации, которая работает с этой группой. Грубо говоря, чтобы не получилось так, что мы решили позаботиться об инвалидах, но забыли поинтересоваться, какая именно забота им нужна.

Два года назад в Латвии социальных предприятий не было совсем. То есть они были, но без официального статуса. Сейчас регистр социальных предприятий ведет Министерство благосостояния, в нем есть записи примерно о 90 предприятиях.

Много это или мало? На мой взгляд, для двух лет достаточно. Надо понимать, что это все-таки нишевое направление и вряд ли оно когда-нибудь станет мейнстримом. Да и не надо ему становиться мейнстримом. Нам нужно больше успешных сильных обычных предприятий, а социальное предпринимательство — для тех, кого действительно тянет решать социальные проблемы.

По-моему, довольно бессмысленно получать этот статус только ради бонусов. "Сейчас прикину, сколько инвалидов надо нанять, чтобы получить грант" -- это так не работает. Бизнес сам по себе трудное занятие. А социальный бизнес — еще труднее, потому что тут нужна не только жизнеспособная бизнес-идея, но и та самая социальная цель с измеримыми параметрами и понятные способы ее достижения. Это очень хорошее и благородное занятие, но оно для тех, кто действительно хочет решать социальные проблемы, помогать каким-то определенным группам, облегчить чью-то боль.

Собственно, многие такие предприятия появились просто потому, что люди и без специального статуса делали что-то такое, а закон просто позволил им это делать более упорядоченно и дал дополнительные возможности.


Проект Correсty: о правильной осанке, идеальной спине и важности инвалидов

Проект Correсty: о правильной осанке, идеальной спине и важности инвалидов

Неправильная осанка, сутулая спина, боль в плечевом поясе — это всего лишь часть тех проблем, с которыми ежедневно сталкиваются и те, кто работает за компьютером, и работники сфер, где нужно задействовать физическую силу. Молодой латвийский бренд социального предпринимательства PrintArt недавно выпустил пробную партию коррекционных маек Correсty — уникального продукта, который станет отличным профилактическим средством, чтобы постоянно напоминать о необходимости правильного положения спины. Автором этой новаторской идеи стала социальный предприниматель Наталия Ермолаева, а за маркетинговую сторону проекта отвечает Екатерина Романова.

От политологии до текстиля

Автор и вдохновитель идеи — Наталия Ермолаева — человек разносторонний и открытый ко всему новому. После школы пошла учиться на политолога в Латвийский Университет, хотя, как говорит она сама, понимала, что сразу работать по специальности не будет.

"У меня не тот склад характера, чтобы работать в тех структурах. Но даже там я нашла для себя очень интересное направление — избирательные технологии. Потом я работала на разных руководящих должностях, руководила студенческим самоуправлением. И поскольку у меня имеются задатки руководителя, я решила поступить на управление в магистратуру Стокгольмской школы экономики в Риге. Программа была рассчитана на опытных управленцев, за плечами которых пятилетний опыт работы на руководящих должностях. Я работала и училась одновременно, но потом наступил критический момент, когда я стала понимать: я выгораю, мне срочно нужна перезагрузка", — рассказывает Наталия.

Так на свет появился проект OWA по пошиву одежды с принтами латвийских художников. Поскольку в этой сфере на тот момент она ничего не понимала, то решила подойти к вопросу основательно, поступила в РТУ на дизайнера текстиля, где и стала изучать все тонкости и особенности этой сферы. Загруженность по учебе оказалась максимальной, но для Наталии она наоборот оказалась мощной разгрузкой после прежней работы.

Как появилась идея коррекционной майки?

Идея нового для рынка Латвии продукта — коррекционной майки Correсty — появилась не случайно. Поскольку Наталия Ермолаева — инвалид с врожденным редким заболеванием, ей требовалось найти какое-то практичное и удобное решение для себя.

"У меня с детства большие проблемы со спиной, поэтому я долгое время искала варианты для коррекции осанки. Чего я только не пробовала: и обычные корректоры, и фиксирующие корректоры, и специальные майки. Но все это мне не подходило. Например, корректоры просто сильно фиксировали осанку, но особо ее не выпрямляли. Майки же, наоборот, были слишком слабыми. В общем, везде находились какие-то недостатки, которые меня не устраивали", — поясняет Наталия.

Когда она пошла учиться на дизайнера текстиля и стала больше разбираться в этой сфере. Cо временем пришло понимание, какой продукт Наталия хочет сделать. Со своими идеями она пошла к своему лечащему врачу, который очень помог ей своими советами. Например, посоветовал, в каком месте лучше укрепить майку, а в каком стоит зафиксировать ее дополнительно.

 

"Так я начала искать способ, как сделать удобную и практичную майку. Мне надо было, чтобы фиксировались проблемные места, но это не выглядело бы специфично. Также хотелось, чтоб майка выполняла коррекционную функцию, но выглядела бы, как обычная. И дальше началась классическая для таких вещей история: я искала разные методики, создавала на основе лекала прототипы. Потом на основании лекала думала, как лучше это все перенести на ткань: надо ли нашивать или вышивать. Пробовали разные варианты. Но перед тем, конечно же, изучали патенты, чтобы не повторяться. Чтобы получить финансирование на свой проект, я участвовала в разных конкурсах. Средства на развитие идеи мне выделил инкубатор идей РТУ. Там же я встретила своего будущего партнера по проекту — Екатерину Романову. Она училась в Латвийском Университете и смогла привлечь менторскую помощь", — делится Наталия Ермолаева.

Когда майка была разработана и готова, возникла следующая трудность — найти, кто будет ее производить. С точки зрения понимания коррекционная майка — продукт не очень сложный, но с точки зрения производства все обстоит иначе. Этот продукт маленький и требующий скрупулезности, а в швейном производстве, чем проще, тем лучше. Кроме того, нужно было найти возможность выпускать майку не по заоблачным ценам. Но тут тоже возникает дилемма: цена на такой специфический товар не должна быть ниже определенной суммы, но цену нельзя и сильно повышать.

"Похожие майки стоят обычно около 150 евро. Поэтому мы стали искать варианты, как выпускать этот продукт дешевле. В итоге, мы нашли такое производство в Огре. Люди там оказались очень отзывчивые и сразу же согласились нас поддержать. Да, там много ручной работы, поэтому пока ее стоимость колеблется в пределах 80 евро. Для латвийского рынка это дорого, поэтому мы ищем варианты, как сделать товар дешевле и доступней для покупателей с нашими возможностями. Поэтому мы очень надеемся на получение грантов, чтобы для своих предлагать хорошие скидки", — рассказывает Наталия.

Не волшебная палочка, а профилактическое средство

На реализацию идеи — от разработки и до выпуска первого прототипа, полученного промышленным способом — ушло 9 месяцев. А в середине февраля 2020 года была получена первая партия коррекционных маек.

Cколько носить такую майку, чтобы был результат? У каждого это очень индивидуально. Что же касается ткани, то сразу было понятно, что шить надо из искусственной, т. к. она обладает рядом преимуществ перед хлопком. И если с вечера ее постирать, то к утру она уже высохнет и ее снова можно надевать.

"Мы хотим продавать их через интернет-магазины, с надеждой смотрим на международный рынок, включая известные интернет-площадки. Будем думать и о сотрудничестве с физиотерапевтами, которые уже заинтересованны в нашем продукте. Кстати, с физиотерапевтами мы собираемся тестировать нашу майку, чтобы знать, как ее улучшить, что в ней надо изменить. К тому же у этих специалистов есть клиенты, которым бы тоже очень помогла наша майка", — считает Наталия Ермолаева.

При этом она подчеркивает, коррекционная майка — это не волшебное средство, которое моментально подействует, едва ты ее на себя надел. Коррекция осанки — длительное мероприятие, на которое может уйти и до полугода. Не стоит и забывать, что во время коррекции осанки фиксировать ее нельзя. Человек сам должен выпрямляться, а майка ему лишь помогает держать спину ровно.

"То есть, если вы в этой майке начнете как-то корчиться, то майка как бы будет напоминать, что ходить и сидеть надо ровно. Где-то будет некомфортно, где-то будет чесаться, где-то давить. То есть за счет потери эластичности в некоторых местах эта майка при неправильной позе начинает тянуть и возвращает тело в прямое положение", — поясняет автор проекта.

Про инвалидов и исчезающих швей

Техническую сторону проекта Наталия полностью взяла на себя, а маркетингом, продажами и продвижением продукта занялась ее партнер Екатерина Романова. Благодаря совместным усилиям, PrintArt получил поддержку от LIAA, и это в будущем позволит принять участие в ряде выставок и побывать на конференциях.

"В Латвии есть много возможностей, как получить средства на реализацию проекта. Нас поддержал РТУ и Инкубатор бизнес-идей. Это крайне важно, что в стране есть и люди, которым есть, что предложить, и те, кто готов оказать поддержку. Мы тоже со своей стороны стараемся поддержать своих производителей, именно поэтому и наладили сотрудничество с производством в Огре. В Китае производить дешевле, но мы поддерживаем вариант эффективного производства в Латвии, потому что, размещая заказы у своих производителей, мы даем возможность заработать нашим швеям", — поясняет Наталия.

Автор проекта сетует, что в Латвии на сегодняшний день нет нового поколения швей. Есть портные, есть модельеры, но нет обычных высококвалифицированных швей. Вот уже второе десятилетие эта профессия непопулярна, учиться на швею считается непрестижным, а девчонок, которые выбирают эту профессию, называют неудачницами, которых никуда больше не взяли.

"И мне очень обидно за эту профессию. Это ведь реально люди с золотыми руками, которые помогают развивать производство. И что мы видим сейчас у нас? Текстиль умирает. Нет швей, нет механиков. В РТУ, например, есть программа технолога пошива одежды и конструктора одежды. Выпускников с этим образованием с руками и ногами забирают на производство. Но нынешняя молодежь даже не знает такие профессии. Хотя тут есть и бюджетные места, и хорошая аппаратура, и современные обучающие программы", — говорит Наталия Ермолаева и добавляет, что еще ей обидно за латвийских инвалидов, которые сидят по домом и не могут раскрыть свой потенциал.

Наталья рассказывает, что она родилась с редкой генетической болезнью и получила инвалидность II группы. Много лет она жила вне этой среды и не знала ее особенностей. Но когда у нее выявили осложнения, она начала видеть ситуацию с инвалидами лучше.

"Я поняла, что в Латвии инвалид с высшим образованием — редкость. Что многие родители чрезмерно опекают детей инвалидов, не дают им нормально сдать экзамены. А по этой причине выпускники не могут попасть в вузы на бюджетные места. Складывается такое ощущение, что родители едва ли не оберегают детей от высшего образования. Говорят им: "Тебя все равно никуда не возьмут. Ты просто будешь уставать лишний раз, зачем тебе это надо?" В итоге, выбирают для ребенка какие-то специальности для галочки, не думают о профориентации и реальных способностях ребенка-инвалида. Не водят в кружки, избегают встреч с обществом. "Над тобой же будут смеяться! Помню, как смотрела фильм как инвалиды собирают прищепки. Неужели это предел для людей с нормальными умственными способностями, но ограниченными, например, в движении?" — задается вопросом Наталия.

Автор проекта уверена и на собственном примере доказывает, что инвалиды могут все, главное — целеустремленность и поддержка. Наталия считает, что есть много профессий, где инвалидам будем комфортно и они смогут нормально зарабатывать, чтобы не сидеть на пенсиях и пособиях. Не требуется никаких особенных физических способностей, чтобы работать в сфере информационных технологий, в бухгалтерии. Здесь инвалиды могут показать себя с сильной стороны.

"Многие инвалиды бояться работать. Я даже слышала такое утверждение: пойдешь работать — отнимут пособия. Но эти вещи не связаны между собой. Чем больше человек работает и платит налоги, тем больше его пенсия. Поэтому работать и можно, и нужно. Поэтому я обращаюсь ко всем инвалидам — учитесь, получайте специальность, работайте. Вы многое можете", — резюмировала Наталия Ермолаева.


Миссия: спасать и оберегать. Как работает латвийский проект "Кнопка жизни"

Миссия: спасать и оберегать. Как работает латвийский проект "Кнопка жизни"

Вот уже несколько лет в Латвии активно развивается социальное предпринимательство — деятельность, на стыке коммерческого и некоммерческого направлений. Одним из проектов, достойных внимания, можно назвать создание системы медицинского оповещения "Кнопка жизни" ("Dzīvības poga"), которую, базируясь на европейском опыте, придумали местные энтузиасты. О том, как это происходило, что за этим стоит и как небольшое устройство способно улучшить качество жизни человека рассказала одна из инициаторов проекта — Марина Пьянова.

"Все началось с моего личного опыта, — рассказывает Марина. — Моему дедушке было далеко за 80 лет, когда в один прекрасный день он упал и пролежал в беспомощном состоянии несколько часов. Тогда он жил за городом один, поэтому быстро ему помочь было некому. Это еще хорошо, что у него много детей и внуков: стали звонить, искать, волноваться. К счастью, все обошлось. Но это типичная история: человек (как правило, пожилой) падает, встать самостоятельно не может, а сообщить о своей беде никак, потому что телефона под рукой нет. А иногда, чтобы спасти человека, счет идет даже не на часы, а на минуты".

За границей услуга вроде "Кнопки жизни" очень популярна и востребована. Причем пользуются ею не только пенсионеры, но и люди со слабым здоровьем или хроническими заболеваниями (например, деменцией или эпилепсией). Также ею пользуются и одинокие люди, которым в критический момент просто некому прийти на помощь.

"Это действительно очень удобно: тебе выдают водонепроницаемый кулон или браслет с одной кнопкой, на которую в экстренном случае надо просто нажать. После того ЧП с дедушкой мы стали искать в Латвии что-то похожее, но оказалось, что у нас такие услуги предоставляют лишь тем, кто не выходит за порог дома, а таким активным, как мой дедушка, помочь-то и некому. Вот тогда и пришла в голову идея — разработать и предлагать в Латвии услугу медицинского оповещения, которая в экстренной ситуации позволит помочь попавшему в беду человеку по всей стране", — объясняет Марина.

От идеи до реализации проекта, по слова Марины, прошло полгода: идея зародилась в июле 2017 года, а первые клиенты появились уже в феврале 2018 года.

Философия независимости: не слежка, а гарантия безопасности

Как рассказала Марина Пьянова, некоторое время ушло на поиски надежных устройств, которые бы соответствовали самым высоким стандартам. Пробовали местные, но они не подошли. Заказали в одной из европейских стран — так оказалось надежней. Кстати, создатели "Кнопки жизни" постоянно ищут новые решения, в настоящее время, например, идет активное тестирование оборудования с различными датчиками и сенсорами.
Один из важных аспектов: необходимо найти не просто лучшее оборудование, но и чтобы его цена была доступной для латвийского потребителя. Соблюсти этот баланс трудно и коммерческим проектам и уж, тем более, социальным предпринимателям.

По статистике, в Латвии второй наиболее значимой внешней причиной смерти пожилых людей являются падения. На их долю приходится 13% всех внешних причин смерти среди населения старше 65 лет. И не малую роль в этом играет отсутствие своевременной помощи.
С возрастом риск падений быстро увеличивается. Каждый год в Латвии около 30% людей старше 65 лет сообщают своим врачам о падении. Но самое тревожное, что 2/3 из них с большой вероятностью снова упадут в течение шести месяцев.

Согласно последним мировым данным, риск падения есть у одного из четырех пожилых людей, т.е. по меньшей мере 25% людей преклонного возраста находятся в зоне риска. Кроме того, не стоит забывать, что люди преклонного возраста как правило не пользуются смартфонами с определением координат, поэтому найти таких людей, если они ушли, а то и уехали куда-то далеко от дома, очень проблематично.

"Когда человек упал, далеко не всегда телефон под рукой. Последствия различных критических ситуаций, когда человек не получил помощь вовремя, бывают разными: и переломы, и инсульт, и обморожения, случаются и летальные исходы. Счет идет на минуты, поэтом важно отреагировать быстро, и "кнопка жизни" может в этом помочь. Хотя люди старшего поколения зачастую боятся различных приборов. Им кажется, что за ними следят, их свободу пытаются ограничить. Хотя на самом деле, "кнопка жизни" гарантирует полную независимость и обеспечивает круглосуточную помощь", — отмечает член правления Dzivibas Poga.

Обычно договоры об оказании таких услуг заключают для своих родителей дети. Во-первых, если они живут отдельно, то устройство поможет им знать, все ли в порядке с родителями. Во-вторых, платить ежемесячную плату и быть спокойными за своих близких это во много раз дешевле — и для кошелька , и для нервной системы — чем потом привлекать к поискам полицию и волонтеров, а также оплачивать медицинские расходы. Возраст клиентов "Кнопки жизни" — от 46 до 96 лет, средний возраст — 71 год.

Как рассказала Марина Пьянова, на сегодняшний день в рамках проекта "Кнопка жизни" предоставляются услуги для тех людей, которые постоянно находятся дома, а также для активных, которые далеки от домашнего образа жизни, любят прогуляться или уехать на весь сезон на дачу.

"Есть люди с деменцией, за которыми очень часто трудно уследить. И в этой ситуации "Кнопка жизни" как раз и призвана помочь и обезопасить жизнь таких клиентов. Конечно, не надо думать, что это такая волшебная палочка: заплатил, нажал — и все сразу решается. Нет, это не так. Но тут мы решаем сразу несколько задач: оказание своевременной помощи делает жизнь человека качественней и даже продлевает их жизнь", — рассказывает Марина.

Как это работает: кнопка оперативного реагирования

Чтобы заключить договор о подключении к системе "Кнопка жизни", нужно зайти на сайт www.dzivibaspoga.lv и заполнить заявку. Можно также позвонить по контактному телефону, после чего клиенту перешлют договор. При заключении договора составляется карта клиента, куда записываются все особенности его здоровья: есть ли аллергия, какая реакция на медикаменты, был ли инсульт или инфаркт, страдает ли он деменцией, сахарным диабетом и т. д.

После того, как заключен договор, курьер привозит подзаряженный кулон или браслет вам домой и помогает активизировать кнопку. Все максимально упрощено, чтобы устройством было легко пользоваться. Активация длится всего 5 секунд: надо просто нажать на кнопку. В память "Кнопки жизни" занесены данные близких клиента. В экстренном случае при нажатии кнопки сигнал по выбору поступит или напрямую в круглосуточный центр звонков или первому в списке доверенных лиц абоненту, если он занят или не слышит, идет переадресация на следующий номер из списка. Если звонок поступает оператору call-центра, далее он действует по протоколу.

"Мы, конечно же, тесно сотрудничаем со Службой неотложной медицинской помощи. У нас есть несколько протоколов, согласно которым должен действовать оператор Центра звонков, получивший экстренный звонок. Иногда он направляет по конкретному адресу скорую, иногда полицию, а иногда достаточно оповестить родных. Разумеется, все личные данные клиента попадают под европейскую регулу о защите личных данных, поэтому кроме специальных служб эту информацию никто не получит", — подчеркивает член правления Dzivibas Poga.

Фактически, "Кнопка жизни" отчасти заменяет мобильный телефон: с него тоже можно позвонить или получить звонок (но злоупотреблять этим нежелательно, ведь кнопка лишь для экстренных случаев), ее расположение можно определить по спутнику, ее тоже нужно подзаряжать (лучше всего — через день). Если батарейка разряжается, на мобильный телефон клиента или доверенного лица придет смс.

Что еще важно: при заключении договора оговаривается, как зайти в дом клиента. Одно дело: вызвать помощь, но все может осложниться, когда потребуется войти к нему в дом. В этом случае оператор также владеет информацией, где может находиться ключ от квартиры: либо он у соседей (тогда указываются их координаты), либо родственников, которые живут не далее, чем в 15 минутах от дома клиента. Естественно, с дверей убираются все крючки и защелки.

Вместо эпилога: помогать общими усилиями

"Мы всегда идем навстречу нашим клиентам, можем заключить договор о сезонном оказании услуг, например, на то время когда актуальны работы на даче. Не думаю, что людям безразлично здоровье и безопасность их близких. Да и все мы тоже когда-то постареем и будем нуждаться в помощи. Так почему бы не сделать свою жизнь и жизнь близких наиболее комфортной и безопасной? Только вдумайтесь, цена нашей услуги составляет от 40 до 67 евроцентов в день! А теперь представьте сколько стоит безопасность, здоровье и спокойствие ваших родных и близких. Мы не всегда задумываемся об этом, поэтому уровень профилактических мер низкий. Во многих случаях, к нам обращаются после повторных падениий и несчастных случаев", — пояснила Марина Пьянова.

Социальное предпринимательство — довольно тяжкое бремя. Зачастую все работает лишь на энтузиазме бизнесменов, для которых очень важна социальная функция бизнеса. Во многих странах Европы услуги аналогичные "Кнопке жизни" определенным группам людей оплачиваются за счет государства. За своих граждан готовы платить Германия и страны Скандинавии, частично расходы своим пенсионерам и инвалидам при определенных условиях компенсируют и в Великобритании.

Недавно проект "Кнопка жизни" получил грант Аltum, что пойдет на пользу клиентам, поскольку у них в рамках этой программы появилась возможность бесплатно получить в пользование оборудование. Это предложение ограничено, но может быть большой поддержкой для людей, которые нуждаются в этой помощи, но не могут ее себе позволить.

"Наш проект — это социально значимое направление. Справляться в одиночку сложно, поэтому мы безусловно нуждаемся в поддержке и государства, и самоуправлений. Мне кажется, это честно и справедливо, если человек всю жизнь работает и платит налоги, он заслуживает безопасную старость. Я искренне считаю, что государство должно заботиться о налогоплательщиках и обеспечивать их быстрым реагированием на ситуацию. Не должен человек по пять часов лежать в беспомощном состоянии", — считает Марина Пьянова и добавляет, что статус социального предприятия и членство в Ассоциации социального предпринимательства Латвии — это очень большая поддержка. Однако без партнеров
в лице государственных структур и самоуправлений такому социально значимому проекту выживать трудно.


200 000 евро на добрые дела. Как получить грант от Altum и сделать мир чуть лучше

Есть в Латвии такие люди и организации, которые могут и умеют зарабатывать, при этом попутно решая ту или иную социальную проблему. Одни просто тратят всю свою прибыль, поддерживая благотворительные проекты, другие целенаправленно занимаются проблемами какой-то определенной уязвимой группы – например, помогают инвалидам или заключенным влиться в рынок труда и вообще в нормальную повседневную жизнь. Или поддерживают молодых художников и музыкантов. Или развивают городскую среду.

Примеров такой деятельности в нашей стране множество. Как правило, социальные предприятия (здесь речь именно о них) делают нечто такое, что многие из нас определенно назвали бы благим делом. Многие, наверное, сказали бы также, что решать социальные проблемы должно государство, но, как показывает практика, работающий "на земле" частный сектор в определенных случаях справляется не хуже и даже лучше чиновников и госслужащих. Что, в общем-то, логично: меньше внутренней бюрократии, правил, регламентов, меньше времени на принятие решений, больше гибкости и т.д..

Государство эти частные социальные предприятия поддерживает как может: разрешает самоуправлениям передавать им безвозмездно некоторое имущество, разрешает привлекать волонтеров и почти полностью освобождает от налога с прибыли (собственно, прибыль таким коммерсантам распределять на дивиденды нельзя – только на развитие своей деятельности или непосредственно на решение социальных проблем).

Как признают в Ассоциации социального предпринимательства, все эти "плюшки" приятны, хотя и не особо питательны. Но есть одна такая, за которую социальные предприниматели готовы простить относительную скупость государства: специальная программа грантов Altum.

Кто может принять участие?

Гранты (фактически подарок на определенных условиях) предназначены именно социальным предприятиям, поэтому участвовать в ней могут фирмы, попавшие в регистр социальных предпринимателей, который ведет Министерство благосостояния (подробнее – на сайте министерства). Как отмечает руководитель отдела социального предпринимательства Altum Кристине Сеглиня, хорошая новость в том, что претендовать на грант может как уже действующий бизнес, так и начинающий.

Общий бюджет программы – более 11 млн. евро. На данный момент претенденты подали 147 заявок, из них 70 на сумму 4,3 млн евро одобрены.

Что же делают предприниматели за эти деньги?

К примеру, центр любознательности Zinoo использовал грант, чтобы расширить свою интерактивную экспозицию, с помощью которой дети знакомятся с технологиями и законами природы.

Поддерживающая пожилых и одиноких Engeļu pasts – открыла небольшой интернет-магазин.

Blind Art (мастерская, где работают слабовидящие люди) закупила заготовки для производства.

Кто-то приобретает транспорт со спецоборудованием для перевозки своих клиентов, кто-то оборудует новые рабочие места для людей со специальными потребностями.

В работе – десятки проектов, очевидно в ближайшие годы их станет еще больше (пока программа работает до конца 2023 года), более половины суммы еще не распределено. Это значит, что если у вас есть проработанная бизнес-идея, у которой есть еще и понятная измеримая социальная цель, вы можете попробовать свои силы, зарегистрировав свою фирму в регистре социального предпринимательства (см выше) и обратившись в Altum с заявкой.

Сколько денег дают?

Минимальный размер гранта – 5 000 евро, максимальный – 200 тысяч. Причем, одна организация может получить такую поддержку более одного раза. Если первый проект предпринимателя занял полгода и уже успешно завершился (деньги дают на конкретные нужды и на конкретный срок), он может сделать второй заход. На данный момент 13 проектов завершены, пять поддержаны повторно.

Если предприятие только появилось на свет и еще ничем себя не проявило, максимальный размер гранта составит 20 000 евро, если оно работает от одного года, но не более трех лет, грант составит не более 50 000. Более опытные, как сказано выше, могут рассчитывать на сумму до 200 тыс. В случае с работающими предприятиями максимальная доступная сумма зависит от показателей деятельности фирмы – в частности, от оборота. До сих пор все 200 тыс не получал никто, но есть одобренные заявки на 180-190 тыс евро.

Грант покрывает 90% одобренного проекта. 10% претендент должен оплатить сам.

На что дают деньги?

Если коротко, грант можно использовать для долгосрочных инвестиций (скажем, для приобретения оборудования, транспортного средства, программного обеспечения, патента и др), оборотных средств (для покупки сырья, если речь идет о производстве, других материалов, для аренды недвижимости), оплаты труда или обучения. В то же время грант нельзя использовать для приобретения недвижимости, ее ремонта, строительства, для оплаты товаров, необходимых для административной работы, но напрямую не связанных с заявленным проектом. Больше информации о том, для чего можно использовать грант.

Сеглиня подчеркивает: грант вообще нельзя использовать на что-то, что не предусмотрено изначально в проекте и что не помогает достичь заявленной социальной цели. То есть если вы попросили деньги для оплаты труда и получили их, вы не можете через месяц сказать "знаете, обстоятельства изменились, лучше я куплю автомобиль".

"Конечно, обстоятельства действительно могут меняться и мы допускаем небольшие отступления от проекта, но они должны быть, во-первых, действительно небольшими, во-вторых, они должны быть согласованы и, в-третьих, все равно оставаться в пределах заявки. Если деньги выданы для аренды помещения, их можно потратить на аренду помещения, стоимость этой аренды может быть чуть больше или чуть меньше, чем предполагалось, но их нельзя перенаправить на зарплаты. И наоборот. Да, это значит, что все расходы в рамках проекта должны быть заранее продуманы и просчитаны, но, если учесть, что деньги даются фактически в качестве подарка, эти старания себя более чем оправдывают", – считает Сеглиня.

Другой момент: проект должен быть конкретным и нести нечто новое (хотя бы в масштабах самого предприятия – претендента). Скажем, детский сад хочет открыть новую группу для детей из кризисных семей и для ее запуска нужно финансирование. Или предприятие, дающее работу инвалидам, хочет оборудовать рабочие места, чтобы начать выпускать новую продукцию. И так далее. Главное, что деньги не дают на "работу вообще". И в конце проекта Altum проверит, соответствует ли результат тому, что написано в одобренной заявке.

Кто и как решает, дать деньги или нет?

Чтобы получить грант, претенденты должны подать заявку с расписанным потоком движения средств (здесь – список необходимых документов), из которой ясно следует не только, что именно будет сделано с точки зрения бизнеса (все-таки социальные предприятия зарабатывают деньги), но и какой именно измеримый социальный эффект будет достигнут благодаря этому проекту.

"Здесь мы работаем вместе с Министерством благосостояния, потому что проект оценивается с двух сторон. Министерство смотрит на заявленные социальные показатели – в частности, насколько они соответствуют тем целям, которые вы указали, когда подавали на получение статуса социального предпринимателя. Мы же оцениваем бизнес-составляющую проекта: насколько он реалистичен и, главное, сможет ли предприятие продолжать нормально работать после того, как грант будет использован. Потому что наша цель – не просто раздать деньги, а помочь тем, что способен построить устойчивый бизнес", – говорит Сеглиня.

Поэтому, не скрывает она, при оценке проекта Altum "докапывается" до деталей. Если вы планируете продавать некую продукцию, вас обязательно спросят не только о стоимости сырья, работы и прочих расходах на ее производство, но и где именно будет происходить торговля, сколько стоит

"Бывает так, что мы видим: да, идея хорошая, но бизнес-план не продуман. Или что какой-то его отдельный пункт ставит под вопрос жизнеспособность всего дела. К примеру, в одной заявке предполагалось, что предприниматель возьмет в аренду помещение, но стоимость аренды была столь высока, что для его бизнеса могла стать большой проблемой. Мы ему на это указали, он согласился, пошел искать другое помещение", – рассказывает представитель Altum.

Как сказано выше, примерно половину заявок, полученных в рамках этой программы грантов, отклонили. Но отказ не означает, что претендент не может прийти снова с другой заявкой или с исправленной старой.

Почитайте о программе на сайте самого Altum, решайтесь и вперед – зарабатывать деньги и улучшать мир вокруг себя.


Чем мы занимаемся?

Отрасль и экосистему социального предпринимательства не создаст никто, кроме нас самих! 

Латвийская ассоциация социального предпринимательства (ЛАСП) является членской организацией, содействующей развитию социального предпринимательства в Латвии. Мы объединяем единомыслящие организации, компании и людей, которые верят, что социальное предпринимательство в Латвии имеет огромный потенциал, и готовы лично участвовать в формировании и укреплении этого сектора.

ЛАСП была основана осенью 2015 года, и ее учредителями являются: Фонд открытого общества DOTS, Центр общественной политики PROVIDUS, Латвийское объединение самаритян, сеть благотворительных магазинов Otra Elpa, акселератор социального предпринимательства New Door. Это организации, которыми ранее многое было сделано в области исследований и актуализации социального предпринимательства, а также сами «пионеры» социального предпринимательства в Латвии, которые доказали своей работой, что социальное предпринимательство в Латвии необходимо и возможно. В настоящее время ЛАСП насчитывает более 120  членов – полный список и краткие описания можно посмотреть ЗДЕСЬ.

ЧЕМ МЫ ЗАНИМАЕМСЯ?

Ассоциация работает по трем основным направлениям: 

1. Защита интересов на местном, региональном и национальном уровнях. ЛАСП участвовала в разработке закона «О социальном предпринимательстве»; наш представитель в настоящее время работает в Комиссии по присвоению статуса социальных предприятий Министерства благосостояния. На латвийском уровне ЛАСП также обращает внимание самоуправлений на возможности социального предпринимательства, а также приняла участие в разработке программы поддержки социального предпринимательства. Мы также сотрудничаем с другими ответственными за принятие решений лицами и создателями фактической политики регионального и национального уровня с целью создания в Латвии благоприятной среды для социального предпринимательства.

2. Улучшение возможностей членов, создание платформы для обмена опытом и знаниями. Мы по-разному помогаем нашим членам лучше достигать своих целей за счет совместных мероприятий, быстрого и эффективного обмена информацией, новейшей информации о возможностях финансирования и сотрудничества, а также консультационной поддержки. Мы разными способами передаем информацию о товарах и услугах наших членов, например, путем сбора информации о предложениях членов, организации рынка социального предпринимательства в Калнциемском квартале и завязывания полезных знакомств с партнерами по сотрудничеству.

3. Информирование общественности о социальном предпринимательстве. ЛАСП принимает участие в разного уровня мероприятиях, чтобы информировать более широкое сообщество о предлагаемых социальным предпринимательством возможностях. Мы создали сеть амбассадоров социального предпринимательства в регионах Латвии, регулярно участвуем в мероприятиях, организованных нашими амбассадорами. Ежегодно организуем крупнейшее и самое масштабное событие в отрасли – Форум социального предпринимательства. Поддерживаем крупнейший источник информации о социальном предпринимательстве на латышском языке – www.socialauznemejdarbiba.lv

НАША КОМАНДА

Ежедневную работу ассоциации возглавляет директор Madara Ūlande 

Совет ассоциации состоит из пяти человек, избираемых членами сроком на два года. Совет выступает в качестве Стратегического консультативного совета ассоциации, определяя основные направления деятельности ЛАСП, а также голосуя за прием новых членов ЛАСП. Совет собирается не реже одного раза в квартал.

Состав Совета ассоциации (до 23 ноября 2021 года):

Andris Bērziņš,  ‘Latvian Samaritan Association’
Inga Muižniece, “SONIDO”
Elīna Novada,  “Svaigi.lv”
Agnese Frīdenberga, "Providus"
Miks Celmiņš,  “Make Room Europe”

РЕКВИЗИТЫ

Общество «Латвийская ассоциация социального предпринимательства»

Регистрационный № 50008244721

Юридический адрес: улица Алберта, д. 13, LV-1010 // office@sua.lv Swedbanka // LV35HABA0551040981984

 


Достижения

С момента своего основания осенью 2015 года Латвийская ассоциация социального предпринимательства стала одной из ведущих организаций в секторе социального предпринимательства в Латвии, которое разными способами заботится не только об улучшении потенциала, знаний и навыков своих членов, но и о развитии и продвижении общей экосистемы социального предпринимательства в Латвии.

Ниже приведены наиболее значимые достижения ассоциации, которые внесли значительный вклад в развитие сектора социального предпринимательства в Латвии:

  • В результате трехлетней работы и активного участия ассоциации в конце 2017 года Сейм единогласно принял закон  «О социальном предпринимательстве», который вступил в силу 01 апреля 2018 года. Закон впервые в Латвии определяет социальное предприятие и правовую основу его деятельности.
  • Участие представителя ассоциации в Комиссии по присвоению статуса социального предприятия Министерства благосостояния обеспечивает заключение профессионального и опытного эксперта в процессе присвоения статуса.
  • Активное участие в создании программы финансовой помощи социальному предпринимательству Министерства благосостояния и ALTUM, что обеспечивает представление интересов и потребностей социальных предприятий, а также четкое изложение предоставляемых программой возможностей и условий.
  • Самоуправления в Латвии информированы о социальном предпринимательстве и его возможностях; более 20 самоуправлений усиленно работают над продвижением социального предпринимательства на своих территориях.
  • Бизнес-инкубаторы Латвийского агентства инвестиций и развития (ЛАИР) и их сотрудники информированы и просвещены о социальном предпринимательстве, его сущности и возможностях, в результате чего бизнес-инкубаторы открыты и для социальных предприятий и могут предложить им соответствующую поддержку.
  • В результате активной работы, встреч и общения с другими представителями государственного и частного секторов социальное предпринимательство стало актуальной и обязательной темой для различных государственных и местных органов власти (например, Государственное агентство занятости, Международное агентство по делам молодежи и т. д.), банков, частных инвесторов, компаний и т.д.
  • Тема социального предпринимательства и истории социальных предприятий актуализируются в средствах массовой информации, в крупнейших латвийских печатных изданиях (Diena, NRA, Latvijas avīze), по телевидению (LTV, LNT, TV3), радио (LR1, LR5, LR6, Star FM), онлайн-порталах (lsm.lv, DELFI, TVNET) и в других местах.
  • Организованный ассоциацией Форум социального предпринимательства стал самым важным ежегодным мероприятием в области социального предпринимательства, в котором приняли участие более 160 участников, преподавателей и экспертов из Латвии и из-за рубежа. В результате форума тема социального  предпринимательства была представлена новой аудитории, и было положено начало ценным долгосрочным отношениям.
  • Ежегодно издается Каталог социального предпринимательства в Латвии, знакомящий латвийскую и международную аудиторию с успешными историями латвийского социального предпринимательства.
  • Создана Сеть амбассадоров социального предпринимательства, в которой работают более 20 активных, творческих лидеров во всех регионах Латвии. Через сеть амбассадоров более 3600 человек по всей стране были проинформированы о социальном предпринимательстве.
  • Изданы три международные публикации по различным темам социального предпринимательства, которые доступны бесплатно на сайте www.socialauznemejdarbiba.lv и проактивно представлены принимающим решения лицам и лидерам общественного мнения по всей Латвии.
  • В результате консультаций по принципу «одной остановки» более 50 человек получили необходимые знания, навыки и информацию для реализации своих идей социального предпринимательства.
  • Было реализовано более 100 образовательных и информационных мероприятий по всей Латвии, предоставляя доступную и понятную информацию о возможностях социального предпринимательства  во всех регионах Латвии.
  • Создание и поддержка крупнейшего и наиболее полного интернет-ресурса о социальном предпринимательстве на латышском языке www.socialauznemejdarbiba.lv;
  • Каждый год в сотрудничестве с Калнциемским кварталом организовывается Рынок социального предпринимательства; это мероприятие не только обеспечивает видимость социальных предприятий, но и информирует новую аудиторию о социальном предпринимательстве.
  • Вместе с членами ассоциации и партнерами по сотрудничеству мы создаем сообщество обмена знаниями и опытом в области социального предпринимательства, в результате чего появляется новое, продуктивное сотрудничество и возможности для социальных предприятий Латвии.

Хотите присоединиться к нашей работе и заниматься созданием среды социального предпринимательства, одновременно пользуясь различными возможностями и привилегиями, предлагаемыми ассоциацией? Становитесь членом – больше информации здесь.


LSUA-Kas-ir-sociālā-uzņēmējdarbība

Что такое социальное предпринимательство?

Социальное предпринимательство подразумевает производство товаров или оказание услуг с целью решения какой-либо социальной проблемы или создания пользы для общества, а не максимизации прибыли для владельцев предприятия. Виды, форматы, товары, услуги социального предпринимательства могут быть очень разнообразными – социальные предприятия могут быть большими и малыми, международными и местными, но всех их объединяет стремление создавать высокую социальную добавленную стоимость за счет использования бизнес-методов.

Дать определение социальному предпринимательству непросто, поскольку ни в Европе, ни в мире не существует единого определения или общего понимания точных границ социального предпринимательства, но, тем не менее, двумя основными критериями были и остаются 1) предпринимательство 2) социальная цель.

Чрезвычайно сложно загнать социальное предпринимательство в качестве междисциплинарной и богатой инновациями отрасли в рамки конкретного определения, поэтому приглашаем Вас ознакомиться с латвийскими и зарубежными примерами, чтобы понять, как этот вид предпринимательской деятельности работает на практике!

Какое определение дано социальному предпринимательству в Латвии?

«Социальное предпринимательство» и «социальное предприятие» – это несколько разные понятия. Социальное предпринимательство является более широким понятием, больше характеризующим процесс и не имеющим юридической силы. Социальное предприятие уже является определенным видом предпринимательской деятельности и юридическим статусом, который может быть получен компанией, которая отвечает установленным государством критериям.

В Латвии социальное предприятие – это общество с ограниченной ответственностью (ООО), осуществляющее творческую хозяйственную деятельность с благоприятным социальным воздействием, например, оказывает социальные услуги, формирует включающее гражданское общество, способствует продвижению образования, оказывает поддержку науке, работает в области охраны и сохранения окружающей среды, обеспечивает защиту животных или содействует культурному разнообразию, а также получившее статус социального предприятия при условии выполнения установленных законом критериев и условий. 

Статус социального предприятия может получить:

- уже существующие ООО, которые адаптировали свою деятельность к положениям закона

- новоиспеченные ООО, основанные специально для того, чтобы сразу стать социальными предприятиями.

Кто придумал социальное предпринимательство?

Первые социальные предприятия возникли давно (например, старейшие социальные предприятия Великобритании были основаны в конце XIX века), но первым, кто дал определение социальному предпринимательству, был Мухаммад Юнус, социальный предприниматель из Бангладеш, основатель банка Grameen и лауреат Нобелевской премии мира. Он сформулировал семь принципов социального предпринимательства, которые лежат в основе определения социального предпринимательства, используемого в настоящее время в Европе и в мире:

  • Бизнес-цель заключается не в максимизации прибыли, а в предотвращении/борьбе с бедностью или любой другой социальной проблемой
  • Финансовая и экономическая устойчивость
  • Инвесторы получают свои инвестиции обратно, но только без процентов
  • После возврата инвестиций прибыль компании используется для дальнейшего развития и решения социальной проблемы
  • Ответственное отношение к окружающей среде
  • Рабочая сила получает заработную плату, соответствующую рынку труда, и улучшенные условия труда  
  • ... и работа с удовольствием!

Как социальное предпринимательство толкуется в других странах Европы?

В своих документах Европейская комиссия определяет социальное предпринимательство следующим образом:

A social enterprise is an operator in the social economy whose main objective is to have a social impact rather than make a profit for their owners or shareholders. It operates by providing goods and services for the market in an entrepreneurial and innovative fashion and uses its profits primarily to achieve social objectives. It is managed in an open and responsible manner and, in particular, involves employees, consumers and stakeholders affected by its commercial activities.

Это определение никоим образом не является обязательным для государств-членов, и Европейская комиссия подчеркивает, что нет единой правовой формы для реализации социального предпринимательства. Однако, исходя из определения, Комиссия связала социальное предпринимательство с такими более широкими понятиями, как социальная экономика и инновации, что некоторым образом подразумевает нетрадиционный и незаурядный подход к социальному предпринимательству в создании социальной ценности.

Что НЕ ЯВЛЯЕТСЯ социальным предпринимательством?

• Активности социальной корпоративной ответственности традиционных компаний НЕ являются социальным предпринимательством. Например, реализуемая банком образовательная программа не является социальным предпринимательством, если, конечно, она не реализуется и не осуществляется в виде отдельного, обособленного, финансово- и контент-независимого предприятия.

• Социальное предпринимательство НЕ является благотворительностью, когда что-то кому-то отдается или предоставляется бесплатно, просто так. Конечно, это можно делать, если в основе этого лежит устойчивая бизнес-модель, которая генерирует доход, полностью или частично покрывающий благотворительную деятельность.

• Социальное предпринимательство НЕ является деятельностью в сфере государственной и муниципальной социальной помощи.

Читайте также на русском:

10 самых часто задаваемых вопросов о социальном предпринимательстве.