Проект Correсty: о правильной осанке, идеальной спине и важности инвалидов

Неправильная осанка, сутулая спина, боль в плечевом поясе — это всего лишь часть тех проблем, с которыми ежедневно сталкиваются и те, кто работает за компьютером, и работники сфер, где нужно задействовать физическую силу. Молодой латвийский бренд социального предпринимательства PrintArt недавно выпустил пробную партию коррекционных маек Correсty — уникального продукта, который станет отличным профилактическим средством, чтобы постоянно напоминать о необходимости правильного положения спины. Автором этой новаторской идеи стала социальный предприниматель Наталия Ермолаева, а за маркетинговую сторону проекта отвечает Екатерина Романова.

От политологии до текстиля

Автор и вдохновитель идеи — Наталия Ермолаева — человек разносторонний и открытый ко всему новому. После школы пошла учиться на политолога в Латвийский Университет, хотя, как говорит она сама, понимала, что сразу работать по специальности не будет.

“У меня не тот склад характера, чтобы работать в тех структурах. Но даже там я нашла для себя очень интересное направление — избирательные технологии. Потом я работала на разных руководящих должностях, руководила студенческим самоуправлением. И поскольку у меня имеются задатки руководителя, я решила поступить на управление в магистратуру Стокгольмской школы экономики в Риге. Программа была рассчитана на опытных управленцев, за плечами которых пятилетний опыт работы на руководящих должностях. Я работала и училась одновременно, но потом наступил критический момент, когда я стала понимать: я выгораю, мне срочно нужна перезагрузка”, — рассказывает Наталия.

Так на свет появился проект OWA по пошиву одежды с принтами латвийских художников. Поскольку в этой сфере на тот момент она ничего не понимала, то решила подойти к вопросу основательно, поступила в РТУ на дизайнера текстиля, где и стала изучать все тонкости и особенности этой сферы. Загруженность по учебе оказалась максимальной, но для Наталии она наоборот оказалась мощной разгрузкой после прежней работы.

Как появилась идея коррекционной майки?

Идея нового для рынка Латвии продукта — коррекционной майки Correсty — появилась не случайно. Поскольку Наталия Ермолаева — инвалид с врожденным редким заболеванием, ей требовалось найти какое-то практичное и удобное решение для себя.

“У меня с детства большие проблемы со спиной, поэтому я долгое время искала варианты для коррекции осанки. Чего я только не пробовала: и обычные корректоры, и фиксирующие корректоры, и специальные майки. Но все это мне не подходило. Например, корректоры просто сильно фиксировали осанку, но особо ее не выпрямляли. Майки же, наоборот, были слишком слабыми. В общем, везде находились какие-то недостатки, которые меня не устраивали”, — поясняет Наталия.

Когда она пошла учиться на дизайнера текстиля и стала больше разбираться в этой сфере. Cо временем пришло понимание, какой продукт Наталия хочет сделать. Со своими идеями она пошла к своему лечащему врачу, который очень помог ей своими советами. Например, посоветовал, в каком месте лучше укрепить майку, а в каком стоит зафиксировать ее дополнительно.

 

“Так я начала искать способ, как сделать удобную и практичную майку. Мне надо было, чтобы фиксировались проблемные места, но это не выглядело бы специфично. Также хотелось, чтоб майка выполняла коррекционную функцию, но выглядела бы, как обычная. И дальше началась классическая для таких вещей история: я искала разные методики, создавала на основе лекала прототипы. Потом на основании лекала думала, как лучше это все перенести на ткань: надо ли нашивать или вышивать. Пробовали разные варианты. Но перед тем, конечно же, изучали патенты, чтобы не повторяться. Чтобы получить финансирование на свой проект, я участвовала в разных конкурсах. Средства на развитие идеи мне выделил инкубатор идей РТУ. Там же я встретила своего будущего партнера по проекту — Екатерину Романову. Она училась в Латвийском Университете и смогла привлечь менторскую помощь”, — делится Наталия Ермолаева.

Когда майка была разработана и готова, возникла следующая трудность — найти, кто будет ее производить. С точки зрения понимания коррекционная майка — продукт не очень сложный, но с точки зрения производства все обстоит иначе. Этот продукт маленький и требующий скрупулезности, а в швейном производстве, чем проще, тем лучше. Кроме того, нужно было найти возможность выпускать майку не по заоблачным ценам. Но тут тоже возникает дилемма: цена на такой специфический товар не должна быть ниже определенной суммы, но цену нельзя и сильно повышать.

“Похожие майки стоят обычно около 150 евро. Поэтому мы стали искать варианты, как выпускать этот продукт дешевле. В итоге, мы нашли такое производство в Огре. Люди там оказались очень отзывчивые и сразу же согласились нас поддержать. Да, там много ручной работы, поэтому пока ее стоимость колеблется в пределах 80 евро. Для латвийского рынка это дорого, поэтому мы ищем варианты, как сделать товар дешевле и доступней для покупателей с нашими возможностями. Поэтому мы очень надеемся на получение грантов, чтобы для своих предлагать хорошие скидки”, — рассказывает Наталия.

Не волшебная палочка, а профилактическое средство

На реализацию идеи — от разработки и до выпуска первого прототипа, полученного промышленным способом — ушло 9 месяцев. А в середине февраля 2020 года была получена первая партия коррекционных маек.

Cколько носить такую майку, чтобы был результат? У каждого это очень индивидуально. Что же касается ткани, то сразу было понятно, что шить надо из искусственной, т. к. она обладает рядом преимуществ перед хлопком. И если с вечера ее постирать, то к утру она уже высохнет и ее снова можно надевать.

“Мы хотим продавать их через интернет-магазины, с надеждой смотрим на международный рынок, включая известные интернет-площадки. Будем думать и о сотрудничестве с физиотерапевтами, которые уже заинтересованны в нашем продукте. Кстати, с физиотерапевтами мы собираемся тестировать нашу майку, чтобы знать, как ее улучшить, что в ней надо изменить. К тому же у этих специалистов есть клиенты, которым бы тоже очень помогла наша майка”, — считает Наталия Ермолаева.

При этом она подчеркивает, коррекционная майка — это не волшебное средство, которое моментально подействует, едва ты ее на себя надел. Коррекция осанки — длительное мероприятие, на которое может уйти и до полугода. Не стоит и забывать, что во время коррекции осанки фиксировать ее нельзя. Человек сам должен выпрямляться, а майка ему лишь помогает держать спину ровно.

“То есть, если вы в этой майке начнете как-то корчиться, то майка как бы будет напоминать, что ходить и сидеть надо ровно. Где-то будет некомфортно, где-то будет чесаться, где-то давить. То есть за счет потери эластичности в некоторых местах эта майка при неправильной позе начинает тянуть и возвращает тело в прямое положение”, — поясняет автор проекта.

Про инвалидов и исчезающих швей

Техническую сторону проекта Наталия полностью взяла на себя, а маркетингом, продажами и продвижением продукта занялась ее партнер Екатерина Романова. Благодаря совместным усилиям, PrintArt получил поддержку от LIAA, и это в будущем позволит принять участие в ряде выставок и побывать на конференциях.

“В Латвии есть много возможностей, как получить средства на реализацию проекта. Нас поддержал РТУ и Инкубатор бизнес-идей. Это крайне важно, что в стране есть и люди, которым есть, что предложить, и те, кто готов оказать поддержку. Мы тоже со своей стороны стараемся поддержать своих производителей, именно поэтому и наладили сотрудничество с производством в Огре. В Китае производить дешевле, но мы поддерживаем вариант эффективного производства в Латвии, потому что, размещая заказы у своих производителей, мы даем возможность заработать нашим швеям”, — поясняет Наталия.

Автор проекта сетует, что в Латвии на сегодняшний день нет нового поколения швей. Есть портные, есть модельеры, но нет обычных высококвалифицированных швей. Вот уже второе десятилетие эта профессия непопулярна, учиться на швею считается непрестижным, а девчонок, которые выбирают эту профессию, называют неудачницами, которых никуда больше не взяли.

“И мне очень обидно за эту профессию. Это ведь реально люди с золотыми руками, которые помогают развивать производство. И что мы видим сейчас у нас? Текстиль умирает. Нет швей, нет механиков. В РТУ, например, есть программа технолога пошива одежды и конструктора одежды. Выпускников с этим образованием с руками и ногами забирают на производство. Но нынешняя молодежь даже не знает такие профессии. Хотя тут есть и бюджетные места, и хорошая аппаратура, и современные обучающие программы”, — говорит Наталия Ермолаева и добавляет, что еще ей обидно за латвийских инвалидов, которые сидят по домом и не могут раскрыть свой потенциал.

Наталья рассказывает, что она родилась с редкой генетической болезнью и получила инвалидность II группы. Много лет она жила вне этой среды и не знала ее особенностей. Но когда у нее выявили осложнения, она начала видеть ситуацию с инвалидами лучше.

“Я поняла, что в Латвии инвалид с высшим образованием — редкость. Что многие родители чрезмерно опекают детей инвалидов, не дают им нормально сдать экзамены. А по этой причине выпускники не могут попасть в вузы на бюджетные места. Складывается такое ощущение, что родители едва ли не оберегают детей от высшего образования. Говорят им: “Тебя все равно никуда не возьмут. Ты просто будешь уставать лишний раз, зачем тебе это надо?” В итоге, выбирают для ребенка какие-то специальности для галочки, не думают о профориентации и реальных способностях ребенка-инвалида. Не водят в кружки, избегают встреч с обществом. “Над тобой же будут смеяться! Помню, как смотрела фильм как инвалиды собирают прищепки. Неужели это предел для людей с нормальными умственными способностями, но ограниченными, например, в движении?” — задается вопросом Наталия.

Автор проекта уверена и на собственном примере доказывает, что инвалиды могут все, главное — целеустремленность и поддержка. Наталия считает, что есть много профессий, где инвалидам будем комфортно и они смогут нормально зарабатывать, чтобы не сидеть на пенсиях и пособиях. Не требуется никаких особенных физических способностей, чтобы работать в сфере информационных технологий, в бухгалтерии. Здесь инвалиды могут показать себя с сильной стороны.

“Многие инвалиды бояться работать. Я даже слышала такое утверждение: пойдешь работать — отнимут пособия. Но эти вещи не связаны между собой. Чем больше человек работает и платит налоги, тем больше его пенсия. Поэтому работать и можно, и нужно. Поэтому я обращаюсь ко всем инвалидам — учитесь, получайте специальность, работайте. Вы многое можете”, — резюмировала Наталия Ермолаева.